ФЭНДОМ


Улей Сибеллус - это старейший город на Сцинтилле, наверняка существовавший еще до вторжения Анжуйского. Его огромная туша, протяженностью в восемь тысяч километров, простерлась над прибрежными равнинами и низинами северного континента. Там, где его гигантские, многоуровневые окраины соприкасаются с побережьем (пояс протяженностью в пять сотен километров) они переплескиваются через скалы черного гранита, будто шельф или ледниковая гряда. Сибеллус населяет вдвое больше людей, чем его «двойник», Тарсус.

Как и практически во всех имперских ульях, в улье Сибеллус представлено невообразимое скопление архитектурных форм. Бессчетные поколения добавляли свои собственные украшения, и все доступные поверхности кишат горгульями, фресками, колоннами и мозаиками. Шпили улья представляют собой мешанину сверкающих чудес, тогда как середина улья, а тем более подулье, состоят из давно обрушившихся статуй и заброшенных храмов богатству и власти. Обитатели среднего улья живут в шатких многоквартирных домах, скрытых под оболочками из великих поместий и базилик, и каждый день устало тащатся на работу по аллеям из упавших статуй. В подулье живут в лачугах, обустроенных в выдолбленных глазах огромных каменных голов или сгрудившихся вокруг сломанных колон обрушившихся храмов.

Самое впечатляюще зрелище представляет собой улей, разросшийся вдоль изрезанной береговой линии. Улей виднеется и даже переплескивается через возвышающиеся скалы черного гранита, о которые разбивается свирепое в сезон штормов море. Светлый дворец, сам по себе являющийся целым городом, стоит на массивной каменной колонне, возвышающейся у самого берега, он связан с ульем одним циклопическим процессионным мостом, а так же бессчетным числом меньших веревочных мостиков и целым флотом паромов, перевозящих пассажиров с крепкими желудками по усеянным мусором водам. Сотни хлипких подъемников взбираются по скалам и каменной колонне, на которой стоит дворец, а лачуги паромщиков и рыбаков облепили утесы как ракушки. Громада улья Сибеллус, во много раз превышающая высоту скал, отбрасывает неизменную тень на утес и море.

Общество УльяПравить

Улей Сибеллус – это сосредоточие власти Сцинтиллы, и каждый дворянский дом планеты хотел бы иметь поместье в шпиле улья. Эти поместья образуют необычайное буйство архитектурных стилей, от суровых крепостей до позолоченных дворцов наслаждений. Шпиль постоянно растет, новые поместья возводятся на развалинах старых, и потому дворяне неустанно пытаются украшать свои владения, чтобы оставаться наверху.

В улье Сибеллус наследие древности - это все. Престиж семей основан на количестве поколений предков, которые они могут проследить, и даже самые новые поместья выглядят как повидавшие виды бастионы традиций. Дворяне Сибеллуса чрезвычайно конкурентны и демонстрируют свое превосходство великолепием своих поместий, а так же своими собраниями древностей, от артефактов, извлеченных из пустынь и джунглей Сцинтиллы, до произведений искусства со всего Империума. В недрах большинства поместий скрыты тщательно обезопасенные галереи и музеи, в которых зачастую содержатся чрезвычайно ценные или незаконные предметы, наподобие ксеноартефактов или даже опасные запрещенные тексты.

Улицы шпиля улья постоянно оживлены. Мода дворянства Сибеллуса эффектна, неудобна и постоянно меняется, а дворяне прогуливаются по улицам шпиля, сопровождаемые многочисленной свитой слуг, чья главная роль - выглядеть впечатляюще. Улицы шпиля полностью безопасны, благодаря крупным частным армиям, охраняющим каждое поместье и стараниям Магистратума, организовавшего контрольно-пропускные пункты, где досматриваются люди приходящие и уходящие из шпиля. Случаи насилия в шпиле, не считая испытаний и дуэлей, редки. Кражи со взломом – вот что по-настоящему тревожит дворян, поскольку их коллекции, произведения искусства и реликвии чрезвычайно важны для них. По улью Сибеллус ходят истории о невообразимо умелых ворах-домушниках, и многие из этих историй правдивы, ведь в улье Сибеллус можно столько всего украсть.

В среднем улье Сибеллуса преобладают мануфактории, отданные под тяжелую промышленность, и громадные блоки дешевого, похожего на муравейники жилья для рабочих. Традиции шпиля улья просачиваются в средний улей, и многие жители улья собирают любопытные вещички, чтобы украшать свои скудные жилища, подражают удивительной моде дворян шпиля и даже хранят грубо набитые тела мертвых родственников. Фактории и жилые блоки среднего улья построены посреди пластов спрессованных особняков и статуй, что делает его темным и сбивающим с толку местом обрушившейся роскоши.

Где-то глубоко, посреди обломков громадных статуй и останков обвалившихся огромных храмов-особняков, средний улей становится подульем. Громада подулья Сибеллуса, склонного к частым обвалам, состоит из бесчисленных спрессованных пластов верхнего города, по которым невозможно нормально передвигаться. Поселения подулья сосредоточены в нескольких стабильных областях, отделенных друг от друга бесконечными смертельными муравейниками, где в любую секунду может произойти ульетрясение или обвал. Многие поселения полностью изолированы, их обитатели ради выживания охотятся на вредителей подулья и даже не догадываются о том, что над их головами стоит целый улей. Дворяне иногда спонсируют тяжеловооруженные экспедиции в подулей, с целью выкопать желаемые артефакты из прошлого Сцинтиллы или исследовать гробницы далеких предков семейства.

ДостопримечательностиПравить

Светлый дворецПравить

Самая выдающаяся достопримечательность улья Сибеллус – это Светлый дворец, вмещающий внушительный двор губернатора сектора Мария Хакса. Считается, что Светлый дворец и громадная, возвышающаяся над волнами колонна, на которой он стоит, намного древнее улья Сибеллус, а в действительности и всего на Сцинтилле. Дворец напоминает гигантский каменный цветок, его гранитные лепестки переплетаются, образуя его огромные купола, а многочисленные арки используются как вестибюли. Дворец увешан сотнями флагов, представляющих институты Сцинтиллы и дворянские дома, а иметь флаг, трепещущий над куполом дворца, - это честь, ради которой некоторые готовы пойти на убийство.

Бастион ПорфирПравить

Другая выдающаяся достопримечательность – это Бастион Порфир. Эта тонкая башня из пурпурно-черного камня является высочайшей точкой Сибеллуса и штаб-квартирой астропатов Сцинтиллы. Астропатический хор Сцинтиллы, возглавляемый старшим астропатом Сяо состоит из полудюжины астропатов и является самым большим собранием этих могущественных псайкеров в секторе Каликсида. Эти астропаты - единственное средство связи с другими секторами, без них Каликсида была бы отрезана от остального Империума. Каждый, кто хочет с их помощью передать сообщение, должен лично взобраться по кажущейся бесконечной спиральной лестнице до верха башни и передать свой запрос непосредственно старшему астропату Сяо. У каждого астропата свой собственный метод визуализации и передачи сообщений и они проводят свои жизни в продуваемой всеми ветрами колокольне бастиона, выполняя напряженные психические упражнения и изучая тома символьных кодов. Не считая нескольких обслуживающих сервиторов, никто не живет в Бастионе, кроме астропатов.

ТрикорнПравить

Еще одной выдающейся достопримечательностью улья является Трикорн, дворец Инквизиции. Темное и аскетичное трио сцепленных башен на северной оконечности тела улья служит штаб-квартирой высшего совета Каликсидского конклава, являясь, таким образом, административным центром Инквизиции в секторе. С давних пор Инквизиция созывала и уполномочивала конклавы своих членов в каждом секторе Империума. Каждый из них возглавляет лорд инквизитор безупречного достоинства, избранный и назначенный Верховными лордами Инквизиции на Терре. На протяжении двух сотен лет лордом инквизитором Каликсидского конклава является Эгульт Кайдин. Кайдин не отвечает ни перед кем, кроме далеких Верховных лордов, хотя и с уважением относится к лорду Сектора. Из дворца Трикорн он наблюдает и направляет общую политику и деятельность подопечных инквизиторов, а заодно и отдельных узконаправленных кабалов инквизиторов, отправленных на задания с «особыми обстоятельствами».

Лорд инквизитор редко появляется на людях. Говорят, что он держит свою настоящую внешность в тайне даже от ближайших помощников и союзников, чтобы всегда иметь возможность действовать спокойно и не узнанным. Его настоящий возраст не известен.

Лорд инквизитор Кайдин председательствует в Высшем совете Каликсидского конклава, правящем органе, состоящем из семидесяти старших инквизиторов, набранных из всех трех Ордосов, который планирует и наблюдает за работой Инквизиции по всему пространству сектора. По некоторым оценкам, в официо Трикорн тяжко трудятся больше восьми тысяч человек, от смиренных писцов, до архивистов, от савантов до техноадептов. Небольшая, но эффективная армия инквизиционных войск расквартирована в Трикорне, и выделенные космические корабли Инквизиции постоянно стоят на высоком якоре над Сцинтиллой, готовые к быстрому реагированию. По неподтвержденным данным, Трикорн располагает собственным астротелепатическим хором. Во времена великих бед, официо Высшего совета Каликсиды может привлечь любую требуемую помощь любого имперского Адептус.

Простолюдье остерегается Трикорна, считает его местом страха, опасностей и неприкрытого зла, хотя по большому счету это происходит из-за того, что обычные граждане не имеют никакого представления о работе и обязанностях конклава. Тем не менее, жестокая судьба ожидает схваченных Инквизицией и доставленных в Трикорн для допроса, и мало кому удавалось вернуться назад.

Пан-ЮдициумПравить

Второй центр операций Арбитрес на Сцинтилле – Пан-Юдициум в улье Сибеллус. В то время как Крепость Праведных ставит на первое место изоляцию и мощную защиту, Пан-Юдициум - здание, гарантирующее, что об Арбитрес всегда будут помнить правители Каликсиды. Оно стоит на виду у всех, на площади улья-столицы. Оно выделяется из строений Сибеллуса большим грязно-белым овалом, который хорошо виден из Светлого дворца (и из болшинства других мест в этом райное улья, потому что Арбитрес специально запрещают строить поблизости здания, которые могли бы его заслонить). В Пан-Юдициуме расквартирован небольшой контингент арбитров-боевиков и существенное число детективов, сообщающих лорду-маршалу о том, что происходит в губернаторском дворце. Также там проживает небольшое число судей, библиотекарей и ученых-законников. Граждане могут подавать в Пан-Юдициум ходатайства, которые будут обязательно услышаны служителями закона.

Постоянная очередь просителей, сжимающих в руках свитки и письма, которые они надеются вручить судье, потоком движется из арки дверного проема здания. Большинство из них приходит в уныние и уходит всего лишь после нескольки недель ожидания; некоторые, особенно эмиссары семей, достаточно влиятельных, чтобы позволить себе такое, состоят в группе сменяющих друг друга людей, которые держат место в очереди по мере того, как она продвигается вперед. Самые удачливые и настойчивые пробиваются в зал и поднимаются по лестнице, чтобы столпиться под полукруглыми балконами и выкрикивть свои просьбы в сторону бесстрастных судей и размахивать свитками над головами. Большинство из них просто вышвырнут наружу из-за какой-то пустяковой ошибки в протоколе, о котором они даже не знали. Те, кому удается донести свои просьбы до арбитров, покидают здание с радостными улыбками, любезно позволяя стоящим в очереди коснуться их одежды в надежде перенять удачу. Они знают, что их просьба находится в надежных руках, и что в один далекий яркий день их потомки услышат вынесенный вердикт.

Бесконечная очередь породила оживленную поддерживающую индустрию — продавцы еды, матрацев или томов священного писания, или те, кто предлагает услуги писцов или адвокатов. Некоторые жулики продают абсолютно лживые советы о том, как побыстрее продвинуться в очереди, или подсказки о том, как оформить ходатайство в суд. Некоторые головорезы даже нанимаются, чтобы помочь отчаявшемуся просителю силой пробиться вперед. В ближайших ко входу залах Пан-Юдициума рядами стоят строгие серые изваяния давно усопших арбитров древности, и даже возникло суеверие, что если изложить свою просьбу этим статуям, эффект будет тот же, как если изложить ее настоящему арбитру. Довольно часто можно увидеть, как граждане слезно молят о чем-то или яростно обсуждают свои дела, ходя взад-вперед под равнодушным каменным взглядом мертвого уже тысячу лет арбитра. И, само собой, в очереди есть множество самопровозглашенных гидов, которые за скромную плату укажут просителю на статую, которая сочувствует его делу.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики