ФЭНДОМ


Tzarstvo Khorna
Кхорн, известный как Кровавый Бог, Повелитель Черепов и Хозяин Битвы – бог отваги, битв и побед. Его огромный медный трон стоит на горе черепов, возвышающейся над бесконечным морем из крови. Он - Ловец Душ и Предвестник Войны, ведущий исступленных слуг Хаоса перед собой. Его слава в раздирающих мясо разрывах патронов болтера или во влажных, разрывающих зубцах цепного меча. Его последователи живут только ради того, чтобы собирать черепа для своего темного господина.

Дополнительные детали

Кхорн
Цвет Красный, медный
Число Восемь
Животное Гончая
Сфера Война, разрушения, физическая сила.
Символы Топоры, черепа, кровь
Имена Кровавый Бог, Медный Лорд, Повелитель Черепов, Хозяин Битвы, Ловец Душ, Предвестник Войны
Бог-противник Слаанеш
Эмоции Ненависть, гнев, честь, злость

О гневе и войне

thumb|334px|link=Файл:Servants_of_Khorn.jpg"Я, разъяренный тем, что не убил их всех, соскальзывал в забвение, когда красные слова пронзили мой разум. Восстань! Разозлись! Уничтожь! И внезапно я разгневался на собственную слабость. Я заставил себя встать. Гнев наполнил моё сердце и дал мне силы. Я возродился, чтобы принести смерть врагам того, кто обратился ко мне и дал силу. И не важно, что это были мои братья по оружию. Теперь Кхорн - мой господин, и я рад служить" - Тервин Грабитель, бывший сержант Карл Гревеокс из Бронтийских Кинжальщиков, после битвы за Торвин.

Адептус Министорум непрестанно трудятся, дабы защитить человечество от искушений Губительных Сил, и пылко проповедуют об опасностях ухода от света Императора и падения в бездну порока, смуты, саморазрушения и резни. Но еретики знают, что те, кто избегает Тёмных Богов, лишают себя возможности вырасти, добиться успеха и преодолеть трудности – стать чем-то большим. В конце концов, каждая насланная Нурглом болезнь даёт людям возможность мудро ценить каждый день, признавая неизбежное. Каждая империя, рухнувшая из-за манипуляций Тзинча, может породить новый, более сильный режим. Когда последователь Слаанеш слишком далеко заходит в погоне за удовольствиями, то показывает другим ограничения их плоти. Человек, который принял силу, предлагаемую Кхорном, и убил своего врага, становится для окружающих символом могущества и решимости и, в свою очередь, постигает добродетель независимости.

Таким образом, ложь Империума лишь доставляет Губительным Силам извращённое удовольствие и часто работает им на пользу. Отчаянно стремящиеся оградить людей от пути к Хаосу служители Бога-Трупа держат человечество в вечном неведении. Еретики же видят в человечестве вид, лишённый знания о восхождении, которое может принести вера в Хаос, а потому блуждающий без цели и тонущий в море догматических предрассудков. Но пока их вид прозябает, самые сильные, коварные и решительные отвергают ограничения Империума ради силы. Некоторые из них приходят в бешенство и обрушиваются на любого, кто им противостоит, иногда просто пытаясь защитить своим земли. Самые зрелищные взрывы ярости привлекают внимание Кхорна, и он предлагает им желанную силу. Немногие отказываются от благословения Кровавого Бога – большинство покоряется его бесконечной жажде крови и черепов. Эти возрождённые служители Кхорна когда-то были образцом всего лучшего в человечестве, но ложь Экклезиархии и прочих организаций привела их в руки тех самых сил, от которых их ограждали. Каждый новообращённый отступник ослабляет способность Империума удержаться от окончательного распада и тем самым приближает неизбежный триумф Хаоса.

Беспокойное братство

Люди отдают себя богам Хаоса по-всякому и по разным причинам. Губернатор поражённого чумой города может взмолиться об исцелении, чтобы его народ выздоровел и не восстал, и при этом не понимать, что взывает он о помощи Нурглу. Тот же губернатор может вынашивать амбиции о более высоком положении и начать искать запретные тексты, чтобы воззвать к Тзинчу. Или же он может счесть, что недостаточно наслаждается выгодами своего положения, и после наветов порочной свиты начать извращаться во имя Слаанеш. Сознательно или нет, но такие смертные взывают о помощи к богам Хаоса. Но если бы такой губернатор обратился к воинскому пути к силе, то ему не пришлось бы беспокоиться о том, что против него восстанут больные люди, что соперники помешают его возвышению или что что-нибудь желанное ему не достанется. Благословенный Кровавым Богом человек бы позволил слабым умереть и вооружился бы, чтобы подавить любой мятеж. Он убил бы политических соперников в постели или сбил бы их с небес, когда они бы направились к какой-нибудь безумной общественной цели. С силой и решимостью он бы разогнал всех, чтобы получить желаемое.

Кхорн не заинтересован в тонких манипуляциях, великих замыслах или порочных желаниях. Для Кровавого Бога нет цели, которую нельзя достичь прямым действием при достаточном кровопролитии и неукротимой воле. Пусть братья вмешиваются в дела смертных, ведь они слабы по сравнению с Повелителем Черепов. Нурглу не хватит силы, чтобы собрать достаточно ржавых мечей. Тзинчу не хватит отваги, чтобы перестать строить жалкие козни и открыто бросить вызов. Вот два брата, с которыми он борется за власть над Царством Хаоса и смертных людей. Хотя Кхорн и превосходит их во всём, что важно, он признаёт силу братьев и испытывает определённое… уважение к их месту в пантеоне богов Хаоса.

Но к младшему брату, Слаанеш, Кхорн не чувствует ничего, кроме презрения. Эгоцентричный, несобранный бог – дитя, вздорное, надменное и попусту тратящее силы. Для Князя Наслаждений битва – лишь одно из удовольствий, которое стоит испытать. Ощущение того, как кровь течёт из живота врага на обнажённую руку воина, держащего меч – лишь мимолётное наслаждение для Слаанеш. В полных ненависти глазах Кхорна Слаанеш – ничтожное извращение всего, что значит быть богом. Он едва сдерживает свой гнев, когда общается с братом, и говорят, что если Кхорн действительно перестанет сдерживаться, а пока он выплёскивает свою ярость, собирая легионы, и посылая их в галактику на войну, где они топят миры в крови.

Мечты кровожадного бога

Khorn
Повелитель Битв мечтает однажды сомкнуть багровые пальцы на тонкой, изящной шее Слаанеш и давить, пока порочные крики удовольствия не станут мучительными воплями, а затем с приятным хрустом костей младший бог наконец-то не умолкнет навеки. Это не единственная его мечта.

Кхорн вечен. Он существовал всегда, пока человек убивал брата, волк охотился на добычу, а планеты разрушали предсмертные судороги их звёзд. И останется, пока таков будет порядок вещей. Невозможно полностью уничтожить Кхорна, поскольку само сопротивление придаёт ему сил.

Лишь полной апатией разумные расы галактики смогут хотя бы ослабить могущество Кровавого Бога, и Кхорн это знает. Хотя его силы останутся непредставимо великими, даже если половина цивилизаций во вселенной устремятся к безмятежности и покою, они всё равно уменьшаться, а Кхорн – завистливый бог, который не любит потерь. И потому его действия мотивирует необходимость сохранить могущество и приумножить его. Каждый собранный череп, каждая капля крови, текущей в реках и озёрах его владений – физическое проявление мощи Кхорна. Кровавый Бог может взирать на своё царство и мрачно улыбаться, понимая, что его сила несравненна.

Также он может и видеть, как его могущество нарастает и убывает. Когда потоки крови уходят от берегов разорённых владений, гнев Кхорна становится почти неудержимым, и галактика содрогается от ужаса. Давно затихшие бури вспыхивают адским пламенем, бурлят и изрыгают в космос потоки варпа. Оказавшиеся рядом планеты разрывают пополам щупальца злобы, которые тянутся из пустоты и хлещут, словно кнуты Алчущих Крови. Потоки палящего гнева испаряют астральные формы провидцев, странствующих по путевой паутине.

В такие времена Повелитель Войн подстёгивает своих воинов и посылает их в новые битвы убивать, разрушать и проливать кровь во имя его. В такие времена в особенной опасности оказываются мирные миры. Войны уже бушуют по всей галактике, и едва ли можно увеличить приток крови, разжигая их пламя. И потому армии Кхорна обрушиваются на миры, которые расслабились в относительном покое, где распустились армии и ослабели солдаты. Такие мирные планеты так и напрашиваются на разорение, и скоро превращаются в горы черепов и озёра крови.

И таким образом даже мир по своему служит Богу Войны. Воистину ничто не сможет лишить Кхорна окончательной победы, ведь любая борьба за выживание, в конечном счете, питает его. Если Кхорн захочет утопить вселенную в крови её обитателей и сжечь миры в пламени их звёзд, то он этого добьётся. Ничто не остановит борьбу, и потому ничто не остановит Кхорна.

Демоны Кхорна

Слуги Кхорна

Чемпионы бога войны

Servants of Khorne
Неизбежность торжества Кхорна не остужает пламя в его сердце. Он – бог битв и разрушения, а не сдержанности и терпения. Сама природа Кхорна требует от него активного участия в гибели вселенной, и основными инструментами в этой разрушительной задаче становятся армии, огромные и бесчисленные. Демоны вырываются из его владений, чтобы учинить кровавую резню среди врагов – таких же порождений варпа и смертных. По всей галактике планеты утопают в крови, пролитой берсерками, которые не успокаиваются, пока не истребляют всё живое. Возглавляемые магистрами войны флотилии линкор-"Разрушителей", тяжёлых крейсеров "Ахерон" и эсминцев-"Иконоборцев" сжигают вражеские эскадры. И среди полчищ демонов, легионов космодесантников Хаоса и других армий Кровавого Бога неизбежно возвышаются чемпионы.

Эти превосходные воины демонстрируют свою веру великими свершениями. Например, чемпион Кхорна может запрыгнуть в абордажную торпеду и запустить себя в корабль тиранид, атаковав зверя изнутри, а затем прорубиться через орды генокрад к самому сердцу живого корабля. Там он высоко поднимет над головой цепной топор и будет вновь и вновь рубить жизненно важный орган, а вырвавшийся гейзер крови чужака посвятит Кровавому Богу.

Такие воины – самая ценная добыча Кхорна – души, которые не только поклялись ему служить, но и обладают достаточными навыками и могуществом, чтобы стать безжалостными и неутомимыми посланниками войны. Эти чемпионы часто получают власть над другими и ведут их в гущу боя, вновь и вновь возвращаясь с победой. Если такой чемпион проявит себя и отдаст господину достаточно крови и черепов, то может удостоиться высшей награды и преобразиться в князя демонов. Но путь от простого поклонника к пожирателю душ долог, а плата за него – душа чемпиона, которой он готов заплатить за власть и бессмертие. А Кхорн и рад его наградить, ведь получаемая душа стократ ценней душ тысяч простых прислужников. Это воистину беспроигрышная сделка.

Смертные

Smertnie
Все демоны по природе своей существуют, чтобы служить своему богу-творцу. Пусть они и могут стремиться выделиться и добиться власти над своими нечестивыми родичами, пожиратели душ не могут изменить своей природы. Но вот смертные – совсем другое дело. Жизнь для скованной плотью души одинакова в галактике везде - от беззаконных просторов Коронуса до закостенелых офисов Адептус Администратум. Она всюду жестока, коварна и жалка, и страдания не ослабить ни уединению, ни возвышенным мыслям, ни долгой жизни. Войны, амбиции, недуги и жажда власти всегда найдут способ посеять раздор среди видов, обществ и индивидов. Таков порядок вещей, и эта борьба даёт Губительным Силам всё, что нужно, чтобы совращать, подчинять и поглощать души смертных.

А эти души ценны. Существование демонов начинается и заканчивается служением своему богу, но смертный должен по своей воле отдаться Владыке Хаоса. Веру служителей Кровавого Бога могут породить и благородные идеалы. Кхорн может дать силу защитить родину от врагов или отомстить за несправедливость, совершённую против близких. Этот путь лёгок и заманчив, но гораздо опасней, чем кажется на первый взгляд. Однажды полученную силу не так-то просто вернуть, и она увлекает. Изгнав захватчика, ты понимаешь, что может прийти другой. Свершив достойное возмездие, ты хочешь, чтобы тебе не пришлось этого делать вновь. Воспользовавшийся даруемой Кхорном силой человек неизбежно желает большего, а это требует больших жертв Кровавому Богу.

Космодесантники Хаоса

World Eater
Даже величайшие из воинов галактики могут подвергнуться порче или, как скажут некоторые, быть освобождёнными Хаосом. Как могут надеяться устоять другие, когда почти половина легионов космодесантников, некогда гордо и непоколебимо служивших Богу-Трупу Человечества, отбросила былые узы верности Императору и приняла высшее существование воителей богов Хаоса?

Когда Ересь Гора погрузила галактику в величайшую войну в истории человечества, войну, которая и поныне бушует, бессчётные тысячи космодесантников обратились на своих братьев и переметнулись. Могучий Ангрон, примарх Пожирателей Миров, посвятил службу себя и своего легиона Кхорну. Он был не одинок. Космодесантники – воины, и естественно, что когда Хаос предложил им силу отомстить за кажущиеся обиды, совершённые Императором, многие выбрали служение господину, который ценил и награждал их доблесть.

События Ереси Гора привели к величайшему массовому переходу на сторону Хаоса, но не последнему. Редко, но и по сей день соблазн Хаоса уводит блудных космодесантников на путь проклятия, и воины, роты и даже целые ордена покоряются Кровавому Богу. Когда силам подчиняется такой воин, как космодесантник, посвятивший себя войне, свирепая природа часто заставляет его преклонить колени перед Повелителем Битв. Другие космодесантники могут пасть и не по своей воле или даже несмотря на верность Императору.

Например, восьмая рота Имперских Волков пыталась покончить с еретическим Красным Пророком, вещавшим с вершины столпа крови, и убила его, но была порчена алыми потоками и покорилась Кхорну. И теперь эти воины, известные как Кровавые Ученики, совершают в Сегментуме Обскурус ужасные злодеяния, которые их бывшие братья и представить не могут.

Ещё худшая судьба выпала Багровым Саблям, некогда славному ордену, когда они свершили яростный геноцид жутких культов мясников Валету. Когда их души начали терзать воспоминания о своих деяниях и ещё худших зверствах Валету, великий магистр приказал зачистить соседнюю систему в надежде, что новые убийства заглушат видения и предсмертные крики. Так началась бесконечная бойня, и орден, переименованный в Багровую Резню, оставил среди звёзд кровавую просеку во имя нового господина.

Отряды

Отчаяние и жестокость – владычицы полей сражений. Вот солдат бьётся в окружении людей, годами бывших его товарищами. А вот после шквального вражеского огня лишь он стоит посреди моря истекающих кровью вен, пробитых лёгких и оторванных конечностей. Шок и ужас потери могут подтолкнуть человека через край. Желая отомстить и, возможно, чувствуя себя преданным командирами, которые бросили его товарищей, солдат может обратиться за силой к Кхорну. Если его мольбе внемлют, то первым приказом нового господина будет "убивай!". А если солдат выживет в битве, то получит новую задачу – убивать дальше.

Если враги близко, то кровавая работа может продолжаться. Если же нет, то новообращённый отправляется на поиски новых черепов. В одиночку воины могут достигнуть много, но их силы не безграничны. Вместе же они способны на гораздо, гораздо большее, особенно если к ним присоединятся космодесантники Хаоса. Отряды служителей Кхорна вместе путешествуют, вместе собирают припасы и вместе бьются в кровавых битвах. Миры по всему Империуму и за его пределами становились жертвами кровавых обрядов Обагрённого Клинка, зазубренных клинков Воруй-Убивай, яростных пандемий Красных Кадавров и бесчисленных других отрядов.

Но союз всегда ненадёжен. Если они не смогут найти новые поселения и врагов, которых можно грабить и убивать, то воины часто обращаются друг на друга. В конце концов, каждый из них помнит одну из величайших истин Кхорна: его заботит то, что кровь течёт, а не то, откуда течёт. Лучше зарубить топором соратника, чем ощутить его клинок в своих кишках.

Кровавые культы

Если отряды открыто поклоняются Владыке Черепов, то культисты собираются в подсобках и тайных туннелях-бойнях под людными улицами и готовятся к убийствам и кровопролитию во имя Кхорна. Впрочем, учитывая ужасную природу многих имперских миров, местные жители часто едва замечают учащение жестоких преступлений, пропаж и зверских расчленений, что позволяет кровавым культам Кхорна процветать среди отбросов общества.

У служителей культов есть разные причины собираться вместе. На глазах у одних погибли в баре друзья. Семьи других стали жертвами погромов Адептус Арбитрес. Есть и те, кто дерётся просто ради забавы и любит крушить челюсти. Всё это и многое другое может привести человека к Кхорну. Месть и схватка завораживают тех, кому они по душе. Это чувство заставляет людей желать большего, быть достаточно сильными, чтобы одолеть злейших врагов, и искать нужной силы. Но, какая бы причина не свела культистов, при встрече их объединяет общее желание – убивать, жертвовать кровь и черепа в обмен на силу и возмездие, а Кхорн многое может им предложить взамен.

Мутанты

Но не все затронутые Хаосом желали привлечь его внимание. Энергия варпа проникает в ткань реальности, бездумно извращая и искажая всё. Дабы мерзкая зараза Хаоса не уничтожила всё, что создал их Бог-Император, инквизиторы и прочие вершители имперского правосудия выслеживают и убивают мутантов. От очищающего пламени жертв искажения не спасает даже верность Империуму, что, разумеется, легко счесть предательством. Мутанты, которым некуда больше идти, собираются и отдают себя Тёмным Богам.

Возможно, что Кхорну служит больше мутантов, чем любому из его братьев, ведь ненависть так легко обратить в ярость на поле боя, где часто могут пригодиться и их причудливые мутации. Руки превращаются в острые когти, мускулы стягиваются как канаты, из раны сочится кислотная кровь… эти благословенные изменения радуют Владыку Черепов, ведь они полезны на поле брани. Такие мутанты с полными гнева сердцами могут пригодится Кхорну, но он рад и служителям без них, пока в их искажённых сердцах пылает жажда крови и черепов. Кровавый Бог предлагает мутантам силу отомстить предавшим их приспешникам Бога-Трупа, силу, которую они принимают охотно.

Кхорн и Долгая Война

Khornite
Нет такого бога Хаоса, которому был бы выгоднее, чем Кхорну, продолжающийся конфликт Долгой Войны. Многие из его чемпионов родились в огне битв Ереси Гора, и хотя одни вознеслись и стали князьями демонов, а другие пали в бою, есть и те, кто до сих пор живёт и сражается. Они с яростным гневом вспоминают великое предательство Бога-Трупа и его приспешников. Злоба до сих пор тлеет в их сердцах и готова в любой момент вспыхнуть вновь и вырваться из доспехов, поглотив былых братьев в пламени бессмертной ненависти.

Эти чемпионы – ветераны сотен, даже тысяч войн. Их базы таятся на демонических мирах глубоко в варп-бурях, таких как Вопящий Вихрь, вне обычных пределов времени. Несоответствие между тем, что считается реальным временем, и временем, которое прожили чемпионы, позволяет им сразиться в бесчисленных войнах и набрать опыт многих жизней, что даёт огромное преимущество над слабыми верными братьями. Также это даёт им уникальный взгляд на мир среди чемпионов и прочих служителей Кхорна, ведь космодесантники Хаоса родились смертными, но вкусили бессмертие, что породило в них нечто, смутно напоминающее терпение. Пусть у самого Кхорна и нет терпения, он ценит его в своих чемпионах. Он позволяет им сражаться и оттачивать навыки на полях сражений демонических миров в ожидании возможности обрушиться на имперских слабаков, отвергающих благословения Кхорна. Обитатели галактики почти никогда не готовы к таким крестовым походам. Предупреждений нет. Ни один разведчик или астропат не в силах ясно пронзить завесу, скрывающую проклятые владения, а даже если бы они и могли это сделать, их знания стали бы почти бесполезными из-за искажений времени и опасностей варпа. Доклады о начале вторжений легко могут задержаться на века и достичь паникующих ушей лишь тогда, когда они уже поколениями будут лежать в могилах.

И потому продолжение Долгой Войны невероятно полезно для Кровавого Бога. Сидя на Троне Черепов, Кхорн видит готовые гореть миры, ждущие завоевания цивилизации, ещё не пролитые реки крови и зоны, где затухают боевые действия. В своих космодесантниках Хаоса он видит воинов, готовых охотно служить ему и разжигать пламя борьбы. С полными ненависти сердцами они обрушиваются без предупреждения, чтобы истреблять врагов Кхорна. Галактика для них лишь созревшее на солнце поле, а сами воины – готовый выплеснуть пламя огнемёт. Кровавому Богу остаётся только спустить курок и смотреть, как галактика горит.

Безграничные поля сражений

Khorn banner
Самые великие и кровавые войны разрывают миры, отправляют навстречу забвению цивилизации и опустошают целые звёздные системы. Поля их сражений необъятны, но победу в войнах не приносят отдельные события столь великого размаха. Чтобы стереть орден ненавистных космодесантников со страниц истории, приходится со временем вычёркивать все следы их существования строчка за строчкой, битва за битвой. Многие из ветеранов-космодесантников Хаоса бились в Долгой Войне с самого её начала.

Осадные орудия Железных Воинов, тактический гений Альфа-Легиона, бурлящий гнев Пожирателей Миров – вот оружие, тысячелетиями поражавшее ненавистных лоялистов. Вот оружие, которое солдаты и легионы Долгой Войны против Империума используют наравне с плазменными пушками, болтерами и силовыми мечами. Кровавый Бог победит в этой войне, ведь само время является выгодным полем сражений для легионов Хаоса. Кхорн никогда не позволит своим врагам просто зачахнуть, но он знает, что время это лишь ещё одно могущественное оружие, и использует его наравне с остальными.

Не все битвы идут на улицах разрушенных городов, залитых кровью равнинах или в холодной пустоте. Некоторые, начавшиеся с искры гордыни или зависти, проходят на более странных полях сражений. Эти конфликты редко изучаются в военных колледжах Империума, но они тоже служат окончательной победе Кхорна в Долго Войне. Плох тот генерал, что считает, что победу или поражение в любой войне приносят выстрелы лазганов. Кхорн знает это и сеет зёрна конфликта даже в самые обыденные грани бытия. Кровавый Бог воюет всюду, где может, зная, что даже внешне незначительные разногласия могут ускорить падение в остальном сильных орденов Астартес или иных заблуждающихся сил Империума.

Источники