ФЭНДОМ


Мир смерти. Исключительно опасен.

Из журнала Инквизитора Фельрота Гельта. 3.305.788.Т41.Править

Горе известно как адский мир. Я могу подтвердить эти слова, ибо ступал по его поверхности.

В 770.Т41 я со свитой был на борту «Триумфа Святого Друза», тяжелого крейсера класса «Чаша», управляемого капитаном Лаомиром. Множество часов во время пребывания в Досианском Пределе было проведено на борту этого корабля: рециркулируемый воздух и запушенные нижние палубы соперничали с офицерскими культурными традициями и величием пустоты. Капитан любезно предоставил свой усовершенствованный корабль по моей просьбе – столь редкое поведение для лорда-капитана Боевого Флота. Лаомир проявил себя достойным союзником в преследовании Архиврага.

Тогда, как и много раз до этого, я охотился на приспешников Бафомаэля: архизлодея, мясника, твари, достойной тысяч проклятий. Я также написал хроники моих битв с демоном. Но здесь должен ограничиться разговором о Горе, могиле множества членов заблудшего Братства Рогатой Тьмы. Они были обычными людьми с затуманенными разумами, сподвигнутыми Бафомаэлем на акты безумия. Но даже эти, ничтожные приспешники Архиврага должны быть повержены, дабы зараза их верования не распространялась и нечестивцам не выпала возможность нанести удар по Имперскому Кредо.

Братство ускользнуло от меня в Хватке Тенерота, но их действия сделали очевидным дальнейший курс.

Случилось, так, что в орбитальном пространстве Горя мы наконец перехватили храм-корабль культистов. Если кто-то из правоверных и оставался на борту все годы, прошедшие с его извращения во славу демонов, то наши действия были для них избавлением.

Капитан и я наблюдали, как храм-корабль превращается в облако шлака под бесконечными ударами излучателей. Подобно осколкам раздавленного семени шаттлы и спасательные капсулы падали с корабля культистов, некоторые из них скрылись в зловещих облаках мира-смерти.

Вскоре после этого мы последовали за ними в штурмовом челноке. Группа была небольшой: я, мои послушники, чан-псайкер в суспензорном транспорте и несколько безмолвных ликвидационных групп Черного Отряда. Челнок прорывался через желтушные облака к зловонной унылой земле, которую торговец Калмаксик назвал «противной и лишенной всего, кроме смерти».

Скорбь – одинокий мир под гаснущей звездой. Его поверхность – тоскливая череда бесконечных нефтяных болот, окутанных зловонными туманами. Казавшиеся ядовитыми существа разбегались от каждого нашего осторожного шага, а респираторы боролись с густым воздухом. Команды Черного Отряда действовали профессионально и заняли ближайший холм для первичного осмотра. Ауспекс капсулы и мои личные устройства не могли точно показать, что скрывалось за сгущающимся туманом. Чан-псайкер – обозначенный IV – ощущала лишь отсутствие жизни и тишину.

Но еретики все ещё были здесь, поэтому мы двинулись на их поиски. Достаточно скоро мы наткнулись на лес длинных металлических шипов, торчащих из черного озера в мерзком болоте. Он тоже отсутствовал на нашем ауспексе, словно был лишь призраком. Судя по форме, это могло быть разбившимся кораблем, от которого осталось лишь пустая оболочка. Горе должно быть усеяно за тысячелетия теми, кто пришел и, как и Братство Рогатой Тьмы, не покинул её.

Но Горе было не пустошью, а скорее миром смерти. Достаточно скоро она забрала одного из нас, пока мы искали следы шаттлов еретиков. Скорбь стала концом для проктора Армиса Эфрана, души веры и рвения, которого засосало под землю с мучительным воплем прежде, чем его успел поймать ближайший солдат.

- Нечто... нечто двигается. Множество мыслей, - сказал чан-псайкер IV.

Мы пошли к возвышенности, пока вызывающие ужасные мысли хлюпающие звуки раздавались в воксе, это продолжалось с перебоями примерно час. Зачем Братство пришло на брошенный мир смерти? Даже за безумными действиями приспешников Архиврага обычно скрыты цели. Мы спорили об этом в штабе на «Триумфе», во время спуска с орбиты и теперь после смерти проктора.

Когда туманы сгустились, мы наткнулись на треснувшую спасательную капсулу и изломанные трупы внутри. Корпус её медленно погружался в грязь прямо у нас на глазах. Были следы живых еретиков, но лишь следы. Поглотили ли их топи так же, как и Эфрана? После того, что произошло потом, я верю, что этим потерянным душам выпала более ужасная судьба – гораздо хуже чем то, что мы бы сделали с ними. Пока ликвидационные команды прочесывали местность, появляясь и исчезая в тумане, IV стала все более взволнованной. Она опустила свой суспензорный транспорт, чтобы прилечь на грязь. За годы я научился различать странные настроения заключенных псайкеров - разницу между горем, вызванным их нечеловеческим положением, и предупреждением о демоничестве. Я вспоминаю, как на Горе IV начертила в топи символы своими мыслями и простонала, что мы «посреди пробуждения». Её речь и действия становились все менее разумными, поэтому нам пришлось взять контроль над транспортом.

Только однажды я видел такое же смятение своих чан-псайкеров, когда мы столкнулись с ксеносуществом огромной силы в астероидных полях Бездны Красса. Его разум-лабиринт, как они попытались объяснить мне позднее, просочился за пределы тела ксеносущества и заставил их временно потерять самих себя. Я думал об этом и на Горе, хотя, честно говоря, счел это неким колдовством Бафомаэля и поэтому собрал наши силы для подготовки к бою. Наши разумы покалывало, и было ли это предбоевое напряжение или сущность, что так сбила с толку моего верного чан-псайкера? Понимание пришло слишком поздно. Затем мы встретили толпу еретиков, пострадавших от Горя сильнее нас. Ликвидационные команды Черного Отряда вырезали их до последнего человека, потеряв лишь одного или двух своих. Даже этих смертей можно было бы избежать при помощи IV, но она все ещё лепетала, а её неуправляемый транспорт тянули на веревке.

У выживших слуг Рогатой Тьмы не было практически ничего, кроме рунных шестов и мерзких символических амулетов. Наша атака в космосе заставила их отчаянно пытаться завершить свою задачу, но чем была она? Теперь, когда у меня есть время и знания, я считаю, что они пытались построить психическую машину для проведения нечестивого ритуала Бафомаэля, который срывает заслонки с разума, крадет тайны и дает силу договорившимся с тьмой. Были все доказательства, но у нас не было времени собрать их воедино. Проктор смог бы это сделать, он был проницательным, но мы ещё обыскивали тела, когда полностью пробудилась чуждая душа Скорби. IV завопила, её чан зашипел от химической передозировки, транспорт закачался и упал. Огромный силуэт вздыбился в тумане, земля содрогнулась, а прилив грязи, зловонной жижи и гниющего вещества поглотил половину моей команды. Одним среди них был адепт-воитель Сассис.

Нам не осталось ничего, кроме бегства от едва различимого исполина. От его движений по болоту шли волны – и он был лишь первым, появившимся в сгущающемся тумане.

-Смерть, смерть, смерть... – вновь и вновь шептала IV, но милостью Бога-Императора вокс работал. Мы навели штурмовой челнок, обозначив свое местоположение сигнальными ракетами и дымом. Земля содрогалась и шла волнами, пока мы вбегали внутрь, а огромные звери, направляемые непознаваемой сущностью, стремились уничтожить нас. Нет сомнений, что на Горе не место правоверным. «Триумф» поместил предупредительный маяк на орбиту, провозгласив мир запретным во имя Бога-Императора. С тех пор я слежу, чтобы корабли Боевого Флота поддерживали выполнение этого приказа, ибо еретики собирались использовать Скорбь, а я решил не дать им это сделать.

Годы спустя я и ученая Бийретте пришли к выводу, независимому от официальной позиции Ордо Ксенос. Мы решили, что сам мир – сущность, чья ксеножизнь неким образом превратила его в медленно мыслящего левиафана. Такое существо не может быть познано человеком, но служители архидьявола Бафомаэля искали с ним связь. Их цель, судя под рунным столбам психической машины, была смехотворна – почитанием заполучить покровительство грокса. Было ли это планом, рожденным затуманенным разумами, не знающими своих пределов, или указаниями демона? Не знаю. Бийретте предположила, что культисты искали силу, великую силу для доступа в склепы Хватки Тенерота. Возможно.

Если мне понадобиться вернуться на Горе, то я возьму с собой небольшой отряд на быстрых антигравитационых машинах и более того, стоит взять опытных в мысленной речи и приученных к контакту с ксеносами псайкеров. К моему чан-псайкеру IV не вернулся рассудок после истребления еретиков Бафомаэля – столь же великая потеря для меня, как Армис Эфран и Ти Сассис.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики